официальный сайт регионального отделения

News

[28.02.2006]
Борис Вишневский - Подвергай сомнению!
Незатихающее эхо "карикатурного скандала" заставляет задуматься не только о вопиющей неадекватности поведения тех, кто готов отвечать погромами на "кощунственные" рисунки, которые, заметим, напечатали в европейской газете, а не разбрасывали с вертолета над исламскими странами. Все это заставляет задуматься над смыслом таких понятий, как свобода слова и свобода совести. Причем не только применительно к исламу. Где кончается свобода? Конечно, можно было бы заметить: те, кто сейчас громко и раздраженно требует уважения к своим религиозным чувствам, смертельно оскорбленным карикатурами на пророка, сами, мягко говоря, не отличаются ни терпимостью к инакомыслию, ни уважением к чужой вере. Можно было бы напомнить, как в Афганистане мусульманские фанатики разрушали буддистские святыни, а в Косово — христианские храмы. И это разрушение не встретило осуждения со стороны исламских религиозных лидеров. Можно было бы задаться вопросом о том, насколько уважают религиозные чувства верующих евреев в Иране, президент которого требует стереть Израиль с лица земли и объявляет Холокост "выдумкой сионистов". Можно было бы вспомнить, сколько раз представители исламского мира демонстрировали на словах и на деле вопиющее пренебрежение по отношению не только к христианским или иудаистским ценностям, но и к человеческой жизни — особенно, если это жизнь "гяура". Можно было бы констатировать, что, требуя у себя дома от "неверных" строжайшего повиновения своим обычаям под страхом жестокого наказания, многие последователи Мухаммеда, попадая в Европу или Америку, вовсе не считают нужным соблюдать местные традиции: вместо этого они требуют признать за ними право жить по привычным для них законам. Можно было бы задуматься о специфичности ислама, для приверженцев которого клятва, данная "неверному", не имеет силы, а обмануть "неверного" — вовсе не грех, а вполне дозволенный поступок… Но суть проблемы не только в этом. Ключевой вопрос звучит так: должны ли те, кто не принадлежит к определенной религиозной конфессии, признавать святость и "неприкасаемость" ее догматов и символов? Должны ли они соблюдать запрет на свободное высказывание своего мнения, пусть даже весьма критичного в отношении соответствующей религии? Где заканчивается свобода высказывать это мнение и начинается оскорбление чужих религиозных чувств? Кто определяет, что эти чувства оскорблены, и насколько? Как быть с чувствами атеистов, которые, может быть, считают оскорбительным распространение вокруг себя традиций любой религии? Что является оскорблением? В современном мире, как известно, множество верований и верующих. У каждого из них свои святыни, свои пророки, свои символы веры, свои религиозные чувства. И свои понятия о том, что именно является оскорбительным для этих чувств. Для одних это изображение Мухаммеда без должного к нему почтения. Для других — выложенный черной икрой профиль богоматери, помещенный в окладе иконы. Для третьих — книга, автор которой предполагает, что у Иисуса Христа и Марии Магдалины были дети, внуки и правнуки. Для четвертых — фильм, "неправильно" отражающий описанные в Новом завете события. Для пятых — машина, проезжающая по их кварталу в субботу… В принципе, можно все это строго-настрого запретить, дабы никто не смел покуситься на святое. Но если завтра те, кто считает корову священным животным, потребуют, чтобы весь мир, оберегая их чувства, отказался от бифштексов? А те, кто считают своим богом плавающего в реке крокодила, — чтобы не смели изготавливать "дипломаты"? Если послезавтра оскорбительным для религиозных чувств мусульман будет объявлено то, что где-то в мире женщины не носят хиджабы? А оскорблением религиозных чувств ортодоксальных евреев — что где-то в мире едят свинину? Конечно, это называется "доведением до абсурда". Но именно такой прием традиционно применяется для того, чтобы доказать: выбранный путь ведет в тупик. Не так давно (в исторических масштабах, конечно) были нормой жесточайшие наказания не только за высказывания, оскорбительные для христианского учения, но всего лишь за сомнения в его истинности. Сегодня же предложение о сожжении кого-то на костре за отрицание христианских догматов может быть расценено лишь как неудачная шутка. А когда появились знаменитые рисунки Жана Эффеля, весьма вольно трактующие Писание, никому в голову не приходило обвинять художника в оскорблении чьих-то религиозных чувств. Правда, рисунки из "Сотворения мира" были очень добрыми — но даже если сегодня кто-то нарисует злые карикатуры на Иисуса и апостолов, никто не усомнится в его праве на такое выражение собственного мнения. И если эти карикатуры появятся в иранской газете, христиане Европы уж точно не отправятся громить посольства… Можно пойти дальше и задать совсем уж "крамольный" вопрос: а почему именно религиозные убеждения должны быть "неприкосновенными"? А все прочие — религиозными не являющиеся, но столь же важные для тех, кто их придерживается? Кто-то верит в Христа, кто-то — в Аллаха, кто-то — в Яхве, а кто-то — в неизбежное наступление коммунизма или всемирное торжество чучхэ. Для кого-то объектом преклонения являются Петр и Павел, для кого-то — Мухаммед и халиф Омар, для кого-то — Маркс и Энгельс, а для кого-то — Путин или Туркменбаши. Означает ли это, что и здесь должна быть зона, закрытая для обсуждения и критики? Почему опровергать или высмеивать христианские или мусульманские догматы нельзя, а коммунистические догматы можно? Почему нельзя изобразить в смешном (или даже обидном) виде Мухаммеда, но можно в таком же виде изобразить Ленина? Высмеивать можно Представляется, что избежать неразрешимых противоречий можно лишь одним путем. А именно: признать, что люди, придерживающиеся тех или иных религиозных убеждений, должны быть защищены лишь в одном: все прочие обязаны признавать их право свободно и беспрепятственно исповедовать выбранную ими веру и следовать всем ее предписаниям (если, конечно, они не расходятся с установленными в обществе законами). Но и только. Каждый из верующих должен знать, что сакральная для него область не обязана являться столь же сакральной для остальных. Что никому не возбраняется свободно обсуждать, критиковать и даже высмеивать священные для него понятия. Запретить это делать (а тем паче — наказать за "оскорбление") верующий не вправе. Но в то же время сам он обладает ровно той же свободой высказывания своего мнения. Конечно, и здесь должны быть установлены определенные границы. Собственно, они уже установлены — в законодательстве многих стран и в международных пактах. Нельзя призывать к ограничению прав людей в зависимости от их вероисповедания. Нельзя призывать к преследованиям по религиозному признаку. Нельзя разжигать межрелигиозную рознь и вражду. Но точно так же нельзя допустить "расширительного" толкования принципа свободы вероисповедания, давая верующим любой конфессии право требовать от других соблюдения "чужого устава в своем монастыре" и, по сути, навязывать им свои правила поведения. И уж совсем нельзя спокойно смотреть, как на "оскорбление религиозных чувств" отвечают погромами. Это относится ко всем религиям: чем, собственно, печально известная история с разгромленной выставкой "Осторожно, религия!" отличается от разгрома датских посольств в Сирии или Ливане? Разве только масштабами. Да, мир постепенно вырабатывает определенные (в том числе и добровольные) ограничения свободы высказываний. Так, давно уже не принято смеяться над людьми с серьезными физическими недостатками. При том, что всего столетие назад их показывали на выставках, чтобы зрители могли вдоволь посмеяться. В подавляющем большинстве стран Европы и Америки никто, за редким исключением, не позволяет себе публично отрицать факт Холокоста. Причем не потому, что этого требует закон (подобное имеет место только в Германии), а потому, что это считается категорически неприличным и может привести к полной потере репутации. Но если кто-то решит напечатать в газете карикатуру на Иисуса или Моисея, ответом может быть лишь то, что его газету перестанут покупать верующие христиане или иудеи… В конце концов, каждому дана свобода. Кто-то нарисовал карикатуры на вашего пророка? Не смотрите их. Кто-то демонстрирует злую пародию на православные символы? Не ходите на эту выставку. Кто-то написал книгу, в корне противоречащую христианским канонам? Не читайте эту книгу. "Подвергай сомнению!" — призвал когда-то один из самых выдающихся мыслителей в истории человечества. Этот принцип стал одним из главных в развитии человеческой цивилизации. Характерно, что его сформулировал человек, которого за свободомыслие и нежелание подчиняться канонам отвергла и прокляла собственная религиозная община: Барух (он же — Бенедикт) Спиноза.

Исходный текст